К списку новостей
25 июня 2019

Сокровищница земли Поморской

Там, где когда-то шумели дебри, теперь деловито гудят машины. Среди лесов – огромные кратеры: то ли гигантские метеориты упали, то ли древние вулканы погасли. Нет, это алмазное месторождение имени Ломоносова.

Здесь с 2005 года добывают руду, содержащую самый знаменитый, желанный и роковой из драгоценных камней. Планируемая мощность – четыре миллиона тонн, получаемых из 17 миллионов кубов горной массы.

Когда рассеялись страхи

Начала промышленной добычи алмазов ждали долго – кто с надеждой, а кто с тревогой. Беспокоились экологи: ведь рыбная речка проходит прямо через будущие карьеры. Однако речку отвели, вырыли новое русло, теперь она бежит через территорию месторождения по бетонному желобу. Рыба никуда не пропала: и выше, и ниже по течению ее продолжают ловить, как и прежде.
А ведь какие страсти кипели. Когда в конце девяностых еще только готовились необходимые документы, солидные люди с учеными степенями доказывали: все подпочвенные воды уйдут в карьеры, вокруг месторождения на много километров засохнет лес, будут гулять пыльные бури, доходя до самого Архангельска. Таковы-де прогнозы и данные экспертиз. Потом те же «остепененные» приходили к руководителям «Севералмаза» и говорили: мы вам другую экспертизу проведем, с положительными результатами, в ваших же интересах. За соответствующую плату. Те отказались. Сегодня, спустя 14 лет после начала промышленной добычи алмазов, тайга, окружающая месторождение, по-прежнему зеленеет, на близлежащие озера все так же прилетают лебеди, семга нерестится в реках, и пыльных бурь как не было, так и нет. Хотя, когда наш журналистский десант высадился здесь, ветер все-таки задувал, но до масштабов пыльной бури далеко не дотягивал. Зато отвалы начали понемногу зеленеть, зарастать. Природа берет свое, когда работы здесь прекратятся (не раньше середины сего века), тайга вновь отвоюет свое (впрочем, территорию после отработки и так засадят лесом, уже сейчас вдоль руслоотводного канала зеленеют девять тысяч саженцев сосны), карьеры превратятся в озера – хоть рыбу в них запускай и продавай путевки.
А с экологией здесь строго. Контролируются температура, состояние почвы (прежде всего – влажность), воды, воздуха, здешней флоры и фауны. Как раз после журналистского визита должна была приехать важная комиссия из Москвы – десять человек, месяц работы.
Трудится на месторождении около 1700 человек, из которых 98% – жители Архангельской области, рассказал нам генеральный директор ПАО «Севералмаз» Андрей Письменный. Задача – выйти на сто процентов.

Глубже метрополитена

Ломоносовская алмазная кладовая – режимный объект, потому о бурном развитии здесь промышленного туризма говорить рановато. Хотя желающих полюбоваться алмазными карьерами и блеском бриллиантов немало, люди готовы заплатить большие деньги… Но «это не наш бизнес» – улыбнулся депутат областного Собрания Виталий Фортыгин, для которого работа в «Севералмазе» стала важнейшим этапом в карьере.
Впрочем, на месторождение ездят школьники-экскурсанты, ребята из клуба «Юный геолог», студенты на практику, а в конце июня ожидают стройотряд.
Посещение ребятами месторождения – это не только масса впечатлений, но еще и профориентация, привлечение к специальности: вернувшись домой, они наверняка расскажут однокашникам о том, что видели. При этом рабочие специальности требуют хорошего образования: у «Севералмаза» работает свой учебный центр. На его базе в 2018-м прошли обучение 657 человек.
Разумеется, пребывающие на промышленное предприятие, должны соблюдать все необходимые правила безопасности: не подходить близко к работающим машинам и механизмам, не становиться на край карьера, даже если кому-то нравится стоять «у бездны на краю». И по территории передвигаться строго на транспорте, а не пешим ходом, во избежание ЧП.
Вот и нас возил по объектам вахтовый автобус. Сначала – обзор из наблюдательных павильонов карьеров: трубки «Архангельская», «Карпинского-1». Диаметр у них одинаковый – 1100 метров, глубина – у первого – 195 метров, у второго – 148. Глубже, чем станции московского метро. По периметру – скважины, откачивающие воду. Трудятся здесь пять «Белазов» грузоподъемностью 90 тонн, экскаватор с емкостью ковша более 15 кубометров. Пребывание на дне карьера завораживает. Над тобой – земляные стены, с которых тут и там ниспадают потоки воды. Места болотистые, почва насыщена влагой. В Якутии другие проблемы, там скальный грунт, который приходится взрывать. У нас – откачивать воду.
Горно-обогатительная фабрика – здесь из тонн руды добывают камушки, при этом химикатов не используют, только воду. За прошлый год добыча составила 3,6 миллиона карат, что на 38% превысило итог предшествующего года – в основном благодаря добытому на трубках «Архангельская» и «Карпинского-1». Кстати, самый крупный алмаз из всех, когда-либо добытых здесь, весит 106,6 карата.
Если диспетчерская – мозг фабрики, то демонстрационный зал – его сердце: и вправду, сердце начинает биться чаще при виде крохотных камушков, из которых работающие здесь женщины выложили небольшое панно: геолог с лупой внимательно рассматривает камень. 72% добываемых здесь камней – из категории околоювелирных. В основном попадаются додекаэдры – двенадцатигранники. Идеальный алмаз –октаэдр (восьмигранник). Работающих здесь инженеров-минералогов снимать нельзя, как бойцов спецназа. Девушки получили профильное образование в Москве и Санкт-Петербурге, сами же архангельские.

Социальная ориентация

Среди работающих много выходцев из западных районов области – Онежского, Плесецкого. Причина, почему онежане выбирают алмазное месторождение, понятна – в районе работу найти проблематично. Так обосновал свой выбор бульдозерист Александр Алексеев. Дмитрий Макаров, уроженец Приморского района (Боброво) выбрал работу на месторождении сознательно, работой своей, условиями труда и быта доволен.
О тружениках здесь заботятся не на словах. В поселке оборудован спортивный центр с тренажерами, залом для игры в мини-футбол, баскетбол, теннис, освещенной лыжной трассой. Даже белых голубей завезли, теперь над месторождением летают их потомки, правда, сизые. На вахте для работников питание бесплатное. Уютные общежития, в конце года введут в строй восьмое. Что немаловажно, есть активно работающий профсоюз, защитник трудящихся и партнер администрации, издает информ бюллетень.
Партнерство приносит свои плоды: 14 дополнительных к положенным Трудовым кодексом льгот: здесь выплачиваются пособия при выходе на пенсию, рождении ребенка, к юбилею (от 50 лет и выше) и так далее.
Конечно, есть и жесткие требования к сотрудникам. В частности, территория алмазодобычи – зона трезвости, за нарушение «сухого закона» уволят запросто. Даже на КПП установлен анализатор, проверяющий на алкоголь.
Пожалуй, это и есть те оптимальные отношения между трудом и капиталом, какие должны быть на крупном предприятии. Работай на совесть, не нарушая внутреннего распорядка, – и получишь больше того, что гарантирует государство. Вполне социально ориентированный подход, альтернатива «дикому» рынку.

Анатолий БЕДНОВ

Источник газета "У Белого моря" (см. дополнительные материалы)

Дополнительные материалы